ПО СОВОКУПНОСТИ

Изображение пользователя Школяр.

Пришло письмо, а в нем статья. Автор просил оставить все как есть, я и оставляю все как есть, читайте, думайте, обсуждайте :)

Автор: Наум Пришедший


Об
итогах одного внедрения

Не по частям водочерпательницы, но по совокупности её
частей суди об её достоинствах.

Козьма Прутков

Вот и внедрению — конец. Да-да, дружок, именно так. Спросишь, о каком внедрении речь? Понимаю — время такое, инновации и модернизации наперегонки с новыми технологиями, проекты всякие спешат, как бы свои интересы не упустить, не отследишь сразу-то, какое очередное внедрение закончилось... Так я о важнейшем говорю, о деле государственном, - о свободном программном обеспечении в среднем образовании.

Вот те на! - скажешь — да как же оно закончилось, когда всё впереди? Впереди-то — впереди, это верно, впереди — много чего, да только всё это теперь — использование, а внедрению — конец. Причём конец ему наступил по факту 1-го сентября, то есть к началу этого учебного года. Я просто выждал маленько, не говорил тебе, пока остаточные явления и события пройдут. Ты мог бы меня не понять. Сам знаешь, у нас ведь не сразу и, тем более, не наперёд всё понимается, а через Авось, через трудности и муки, через веру в начальство и соответствующее разочарование. А теперь, когда формально истёк срок действия программного пакета «Первая ПОмощь», предоставивший мышлению российского участника образовательного процесса традиционно необходимый ефрейторский зазор, - можно констатировать сказанное с уверенностью. И поговорить об итогах.

Во-первых, конечно, - дело сделано, дело хорошее и правильное. Свободные программы пришли в школы уже не на крыльях энтузиазма, а распорядительным путём. В этом надо отдать должное руководству страны, за осознание необходимости, за устойчивость позиции, за следование объявленному, причём — несмотря на скрытое и явное сопротивление на всех уровнях, от федеральных структур до школьных администраций. Да ведь и деваться-то ему некуда, руководству-то, — внешние и внутренние реалии определяют государственное мышление. Особо правильным является то, что процесс внедрения СПО произошёл прежде всего именно в среднем образовании, это стратегическая опытная площадка для ввода в эксплуатацию национальной свободной операционной системы.

Естественно, не обошлось без избыточных действий, например, ежегодных процентных установок использования СПО, достаточно было проинструктировать правоохранительные органы в направлении популярного разъяснения существующих норм. Это привело к дополнительному заряду отторжения и ёрничанья на тему «обязательной свободности». Хотя, с другой стороны, заняло чиновничество привычным делом — составлением регулярных отчётов и написанием циркуляров, отвлекло от мыслительных попыток, из которых у него всё равно ничего не получается, кроме кликушества.

Во-вторых, образовательная общественность окунулась в свежую волну креатива и альтернативности, т. е. созидания и разнообразия, говоря по нашему; забурлила, запыхтела, начала творить, как ей и положено. А то застоялась, даже до скукоты как-то, на широком, ровном и, казалось, бескрайнем поле. И ходить по нему уж не хотелось, только разве что строем и в тумане психологических тренингов, под руководством заграничных прожектёров- благотворителей и их местных сподвижников. А тут - вишь ты! - поле-то было очень даже ограниченным, и никто ей, образовательной общественности, об этом не говорил. Может, и говорил, да она не хотела слушать - ведь пророков в Отечестве не должно быть, потому как не должно быть никогда. Это уж так у нас заведено, ещё одна традиция такая. А образование, известное дело, среда инертная, и это часто хорошо, наработанное надо поддерживать и беречь. Да только плохо, что оно со временем оборачивается косностью, про которую ещё Коменский всё написал.

Расширять горизонты пришлось сначала через "не могу", потом через "не хочу", ну а там и понравилось - учителя всё-таки. Не всем, конечно, и не сразу, нелёгкое это дело - работа над собой, преодоление стереотипов, поиски энтузиазма в рутине дней и самом себе. Тут напрашивается хрестоматийное "а кому сейчас легко?", и остаётся лишь проявить великодушие к слабостям, они постепенно угасают в ходе повседневных забот о выполнении учебного плана.

Расширены также горизонты для учащихся, и это не менее важно. Ведь на этот результат, собственно, и нацелена система образования, на будущее, под которым понимается как содержание отдельных людей, так и страны в целом. Но тут всё не так однозначно. То, что приход СПО в школы принёс много новых знаний и умений - это бесспорное благо. Искусственные мифы об их бесполезности и тупиковости для учеников в дальнейшей жизни остались только мифами, что подкрепило декабрьское распоряжение премьер-министра об утверждении Плана перехода на использование СПО на предстоящие 5 лет. Для некоторых, может быть, даже для многих, это будет реальной новой перспективой будущей деятельности, ключом активации мозгов. Но огромное количество подрастающих пользователей обескуражено и разочаровано - полюбившиеся игрушки придётся положить на полку. И это - серьёзный заряд негатива в адрес СПО. А что ни говори, игры являются несомненным двигателем стремительного прогресса компьютерных технологий. Остаётся только уповать, что разработчики наполнят эту нишу, не откладывая в долгий ящик. Молодёжь любит развлекаться, и это надо направлять и умело использовать.

Ещё одно положительное достижение - образовательная общественность очнулась от неправовой спячки и начала стряхивать с себя жуликоватость как норму. Смешно, дружок, да? Учительство и противозаконие, праведность помыслов и хитрёж в средствах - парадокс! Но большинство даже не задумывалось о том, как десятилетиями приходилось себя вести. Именно приходилось, под властью окружающих обстоятельств или без осознания. Скорее всего - и то, и другое вместе. Это по преимуществу не вина, а беда образования, как составного сектора сложившегося государства. Как задавались домашние задания по информатике все эти годы? Что использовали ученики при подготовке работ к научно-практическим конференциям? И так далее...

Теперь многие, и не только руководители, вчитываются в статьи кодексов, задаются юридическими вопросами в связи с программным обеспечением, задумываются о защите своих прав как авторов педагогического продукта, осознают помаленьку, почему к нам столько претензий у остального честнóго мира. И это тоже есть хорошо. Глядишь, и законодательство начнёт догонять, не ограничиваясь примитивной функцией пугала.

А как следствие поворота в правовое русло - наведение элементарного порядка, дисциплины, учёта и контроля в программном обеспечении учреждений образования. А то ведь для многих директоров понятия стоимости, менеджмента, мониторинга и внутреннего аудита ПО, как и соответствующий распорядительный регламент, - были всё равно, что ответ на вопрос "есть ли жизнь на Марсе?".

Далее. Внедрение СПО стало демонстрацией замечательных возможностей и перспектив отечественных разработчиков как в смысле творчества и производства, так и в смысле бизнеса. И тут не надо заморачиваться претензиями в их адрес, мол, много ошибок, и все блины комом. Не все. Совсем не все, если честно смотреть на вещи. Тут даже не понадобится набор пословиц к случаю. Просто не нужно кидать упрёки Сизифу, когда он занят делом, и у него получается, не смотря ни на что. В условиях, когда отечественная промышленность не может произвести даже клавиатур, - некрасиво это, непатриотично. А кто такие отечественные разработчики? Это наши вчерашние выпускники школ. И это те, на кого можно подравняться очередным выпускникам, а не только ограничиться завистью к "счастливцам", устроившимся увеличивать зарубежный капитал. Отечественные разработчики ждут от нас только востребованности и поддержки.

Ты можешь подумать, приятель, что все итоги светлыми гранями блещут. Если бы так...
Внедрение СПО в средней школе, как лакмусовый индикатор, выявило серьёзные проблемы, сложившиеся в системный кризис. Всё дело в свободе, и я уже говорил об этом по ходу внедрения (см. "Не могу пройти молчанием...", http://www.websib.ru/noos/informatika/mo/naum4.htm). Внешне это выразилось (и продолжает выражаться) в массовом отторжении, неприязни, шельмовании СПО и прежде всего - операционной системы Linux. Это кажется на первый взгляд труднообъяснимым, а "доводы" - прямо-таки клиническими. Этого не происходило раньше, при том, что сменой версий и поколений, далеко не всегда в лучшую сторону, никого было не удивить. Ведь не могут же в самом деле эти компьютерные программы, обладающие, как и все инструменты, своими достоинствами и недостатками, быть виноватыми. Тут что-то не так, что-то пытается быть скрытым. Вся штука в том, что они именно эти программы, да-да, дружок, именно свободные.

Педагогическая общественность в целом оказалась совершенно не готовой к такой дозе свободы, к такому стремительному открытию на всеобщее обозрение своих зависимостей, к такой внезапной перспективе самосовершенствования и к такому объёму новых знаний. Вообще - к показу правды о себе. Это непривычно, неприятно и даже болезненно - сразу и много правды. Так что дело, конечно, не в программах. Можно привести простую аналогию: когда ребёнок по своей неловкости падает со стульчика, мамы часто советуют ему "наказать" именно стульчик, чтобы дитя успокоилось.

А зависимостей нашлось хоть отбавляй. Например, от заданного единожды и для всех пути освоения компьютера. Сначала не было вариантов, а потом уже и не хотелось. Над этим старательно и, надо признать, мастерски потрудились те, кто ловил свою "рыбку". Они-то знали, как и зачем лелеять и эксплуатировать эту зависимость. Занятно, что она в свою очередь была и их зависимостью; показ её, разумеется, привёл к их ожесточению. Когда оказалось, что путь не один, то все другие проще всего объявить пагубными и ущербными. Узнаёшь, дружок, на что это похоже? Да, неисповедимы воплощения исторических генов.

Казалось бы, даются новые инструменты, читай - программы, за так даются! - осваивай, исследуй, применяй, с радостью и без опаски. Это ли не стимул для профессионального интереса, энтузиазма и роста! Но тут как раз и выясняется, что у многих этого самого интереса-то и нет. И что это открылось, - очень не желательно. Отсюда - агрессия. На что? На программы прежде всего, конечно. А ещё - потрудиться ведь надо, чтобы разобраться самостоятельно потрудиться... Ну почему никто не пришёл и не рассказал, типа "делай раз, делай два", как раньше? Почему никто не разжевал, какую программку брать и для чего? Не-е-т, мы так не привыкли, мы так не можем. Всё время нашими пальцами двигали, а тут вдруг - самим, да ещё методом научного тыка? Вот оно как, дружок, получается. При том, что на самом деле помощи уже полно, и в книжках, и в Интернете, и среди людей. Под носом лежит, а не дотянуться - не сказал никто... Руке лень шевельнуться, не говоря уж про мозги... Вспомни, о ком речь, - о тех, кто учит. Представляешь ситуацию?

Вот ещё зависимость - от педагогической гордыни, от ежедневного переполнения себя значимостью своей миссии. От ежеурочного несения истины в последней инстанции. Эта начальная прививка вместе с призванием нередко с годами профессиональной деятельности превращается в злокачественную опухоль сознания и начинает довлеть. И уже очень трудно признаться ученикам, что вот тут я не умею или не знаю, а тут - прости, Господи! - был не прав. Отсюда менторство, подавляющая позиция, поза удава на уроке (не путать с требовательностью). А тут этот Linux, вместе со всем СПО! Ату его, плохой он! Признаться ученикам, правду сказать, оказывается, смелость нужна неимоверная, порой - мучительная. Гораздо проще, легче и быстрее впасть в иллюзии и страхи. И врать. Хотя ведь известен с незапамятных времён педагогический ход "конём": ребята, тут я не силён, но на белом свете есть такие программы, такие возможности... И всё. Дальше - они сами. Не все, конечно. Но все запомнят этот ход с благодарностью.

Встречаются такие представители педагогической общественности, что долгое время привыкли мнить себя в ближнем околотке единственными и незаменимыми, IT-шниками от рождения, первыми компьютерными гениями на посёлке. Коллеги и другие удалённые от "высшего разума", особенно дамы, подходили с просьбами установить программу, найти куда-то пропавший файл и прочая, и уходили со счастьем в душе, рассыпаясь в благодарностях. Тоже зависимость, от предельно завышенной самооценки, от неумения относиться к себе с некоторой долей юмора. Может быть, от недостка чувства юмора вообще. Эти "герои" восприняли внедрение СПО прямо-таки в штыки. Им бы подучиться быстренько для укрепления пьедестала. Но вдруг окружение узнает, что мастер не всемогущ, и разочаруется? Нет, этого нельзя допустить, надо проклясть этот Linux, немедленно и с яростию, со всей силой своей доморощенной смекалки. Ведь монополия на экспертность растворяется на глазах, надо обязательно нагнать тумана выдумок. И сколько же ими выдумывается! А сколько зависимых жаждет верить...

Да, и это ещё — склонность к общности, желание кучковаться. Ну куда тут против менталитета — общий сбор, вече, соборность, колхоз, профсоюз, социальная сеть — да и просто против биологии! Занять свою нишу, продумать свою траекторию, принять самостоятельное решение, тем более когда — в кои-то веки! - дают... А в соседней школе, в соседнем районе никто и не помышляет. Зачем же мне разбираться с СПО? Я — как все, авось всё будет как прежде... Ох уж этот авось, ох уж эта соборность.

Наконец, зависимость от указки «сверху». Нет, речь не о самом верхнем «верхе», его-то как раз с незапамятных времён принято обхаивать, даже и без причин. Тоже традиция, сам грешу иногда, дружок. Но в этом внедрении федеральное руководство не сказать, что проявило себя молодцом, но сделало всё, что нужно. Тут — другое, тут любострастие к местному начальству и зависимость от его воли. Где же его авторитетное слово, где же его солидные планы, меры, объяснения, словом - региональная политика, на которую так романтично уповает центральная власть? Что значит — берите и пользуйтесь, да ещё бесплатно? Мы ж не можем сами-то, нам же кто-то скомандовать должен, всё объяснить, пинка в конце концов наподдать. Вот и бурлим мы в смятении и бесноватости, шарахаемся от этого СПО, будь оно не ладно, слухами полнимся и верим всяческой чуши, вместо того, чтобы спокойно уроки готовить и проводить с его использованием.

Конечно, не говорю вообще — страна большая, есть разные дали и веси, и руководство бывает разное. Но перед глазами — полная оторопь, кромешный ступор и «туши свет». Напрямик скажу: региональными «ответственными работниками» это внедрение зачастую провалено напрочь. И сознательно. А почему так, дружок? Вот тут я тебе открою секрет: очень большая проблема с руководяшим составом у нас. Ведь как руками-то водить горазды - что же молчат, сьёжились и изподтишка сеют саботаж? А потому что не знают и боятся до судорог, что это вскроется. Умения-то компьютерные — на начальном уровне, одни лозунги в голове про модернизацию и новые технологии. Впрочем, не только - ещё заинтересованности разные имеют место. Ведь там, где коммерция да ещё с участием таких, например, партнёров, как Microsoft, могут же быть, дружок, заинтересованности? А тут СПО какое-то осваивать нужда да ещё в бюджетном формате. Гораздо сподручней подзудить народ, мол, все ведь мы такие, а раз всем нехорошо, то, стало быть, СПО и виновато. Волну «народного гнева» взболтать, чтобы на самом «верху» увидели наши «реалии», - может, на попятную пойдут. И какая тут сплочённость проявляется, всё свойствó и кумовство в едином строю... Нет-нет, говорю не вообще, а в целом.

Славное, однако, вышло выражение - «не вообще, а в целом»; надо бы запомнить, чтобы потом чаще использовать, как советовал нетленный источник, слова из которого я вставил в эпиграф... А что же - итоги внедрения СПО? Что из них следует? «Как же подданному знать мнение правительства, пока не наступила история?», «Где подданному уразуметь все эти причины, поводы, соображения; разные виды, с одной стороны, и усмотрения, с другой?!» - животрепещут вопросы того же великого автора. Но история уже наступила. Вопросы не нужны. «Истинный патриот должен быть враг всех так называемых "вопросов"!» Так что не спрашивай, дружок. Бери да пользуйся свободными программами. Свободнее будешь.