Греция, остров Парос. Часть 1

Изображение пользователя Школяр.



Путь туда. Отель

В этих двух заметках про остров Парос будет много текста, и мало фотографий. Увы, мы не фототуристы, носить с собой фотоаппарат лениво, щелкать им постоянно - вдвойне утомительно, мы этого и не делали. Когда накатывало вдруг желание фотографировать, мы себе не отказывали, но накатывало редко. Поэтому множество интересных моментов будет написано буквами и без картинок.

Как мы вообще поехали

Мы любим свободу выбора, при этом мы очень ценим свободу именно своего выбора. Вот почему еще ни разу мы не покупали туры "все включено", наоборот, мы каждый раз стремимся так планировать свою поездку, чтобы она отвечала принципу "исключено все, что только можно". Поездка на Парос была именно такой. Турфирма сделала нам визу, билеты на самолет и забронировала отель на Паросе. В отель был включен завтрак. Всю остальную пищу, как духовную, так и телесную предстояло добывать самим. Я это так подробно рассказываю, чтобы плавно подвести повествование к драматическому моменту, путешествию на теплоходе.
На Парос ходят комфортабельные океанские лайнеры, расчитанные на поездку длительностью от 4 до 8 часов. Вот такой вот, на таком, а точнее сказать, именно на этом лайнере мы и ехали:



То есть без лежачих мест и отдельных кают, что восполняется избытком ресторанов, буфетов, ресторанчиков и буфетиков. И билеты на такие лайнеры турфирма не покупает, не накатанный маршрут, мы вообще первые, кто от них на Парос поехал. По этой причине мы попросили купить билеты на теплоход нашу подругу. Она их нам купила, она нас на этот теплоход привела, показала его и посадила.
Попав внутрь мы пошли по рукам в полном смысле этого слова, от одного стюарда к другому, все дальше и дальше посылаемые вежливыми греческими жестами в сторону от кормы. Когда стало понятно, что следующий стюард может отправить нас прыгать с носовой части, мы отправились обратно, пытаясь найти себе место для посадки.
Сели в одном месте в уютный рядок из трех кресел, тут же появился какой-то учтивый грек, который нас оттуда высадил. Сели в другом, третьем. И отовсюду нас посылали непонятными словами в непонятном направлении, потрясая своими и нашими билетами. Плохо было не знать языка. А если учесть, что греки в этом отношении очень похожи на англичан, и считают, что для жизни достаточно знать один язык, греческий, то положение было совсем удручающее. Наконец - о радость! - мы нарвались на двух девушек, которые начали нас сгонять с очередного места на английском языке. На этом прекрасном, великолепном и долгожданном языке они нам рассказали, что вот мол, у нас билеты, и вот тут написаны места. А это ваши билеты, и они БЕЗ МЕСТ.
Вот тут мы и поняли, что такое недостаточно хорошо описанный бизнес-процесс, и недостаточно подробно сформулированные требования. Вот тут-то мы вдруг вспомнили слова Лены, сказанные как-то вскользь и между прочим, про то, что как-нибудь все будет хорошо, что где-нибудь у стеночки, на одной ножке... Мы-то думали, она шутит. А вот и нет! И этот комфортабельный лайнер, как выяснилось, играл роль пригородной электрички, и после того, как все билеты с местами разбирали, дальше продавали билеты без мест. Но, слава Богу, на этом теплоходе оказалось множество стульев, разбросанных по всем переходам и палубам, и мы нашли себе пристанище около одного из выходов.
Минут через 20 после отхода судна примерно четвертой частью народа овладела тяга к перемене мест. И они начали ходить. Кругами. Когда мимо проходит человек это ведь ничего, правда? Но когда один и то же человек мимо вас проходит раз 20, а одних и тех же этих людей в общей сложности шляется по палубам сотни две - это утомляет. И через некоторое время вдруг обнаруживаешь, что уже сам шляешься туда-сюда, нарезая круги вокруг корабля. Именно в такой момент начинаешь фотографировать все, что под объектив попадает. Например, другие теплоходы:


Только дома, разглядывая снимки, увидел, что дурной пример заразителен, и этот парень с фотоаппаратом тоже сделал свой звездный снимок:


Портовые строения и механизмы:


Никак нельзя пропустить баржу, которую мы обогнали. Фотографировал с чувством некоторого превосходства, непонятно откуда взявшегося:


И, наконец-то, "мы вышли в открытое море, в суровый и дальний поход" Сделал еще одну фотографию, пораженный этой картиной. Но фотоаппарат искажает перспективу. По этой причине вы можете подумать, что я фотографировал море, по которому плавает какой-то мусор:


А вот и нет. Это вовсе не мусор, если присмотреться подробно. Это очередь к тем самым портовым строениям и механизмам. Суда под разгрузку-загрузку:


Еще на теплоходе интересно курить на палубе в момент, когда есть небольшая волна и ветер. Я два раза пытался, и два раза обнаруживал во рту пепел, а в руках - маленькую метлу, в которую превратилась сигарета. Ветер временами просто сдувал:



Пропитанный соленой влагой воздух был настолько плотным, что на него можно было ложиться, и зависать (кстати, цвет моря видите? - это не эффект фотосъемки, он именно такой, черно-синий, полированный полудрагоценный камень):


Так, за бутылочкой пива, между попытками покурить и зависнуть в воздухе пробежали четыре с лишним часа. И мы пришли в порт Парикия, в столицу острова Парос.
Не знаю, читали ль вы великолепную книгу Джеральда Даррелла "Моя семья и другие звери". Если не читали, то прочитайте обязательно. Я вспомнил ее, как только мы сошли с корабля. Ибо у семьи Даррелл, стоило ей ступить на землю острова Корфу тут же образовался из местных ангел-хранитель по имени Спиро. Так вот, у нас тоже появился такой ангел, такой вот Спиро, только зовут его Оля. Оля - из бывших "наших" греков, потому говорит хорошо как на греческом, так и по русски. Она нас плотно взяла в дружескую опеку в первый день пребывания на Паросе (носила какую-то еду, зазывала в гости, кормила пирогом, пыталась наставить на путь истинный), и с большой неохотой отпустила в последний. Спасибо тебе, Оля!
Вместе с Олей, вдоль набережной и бесконечной цепи ресторанов, ресторанищ и ресторанчиков мы добрались до своего отеля:


Отель - не из роскошных. Первое ощущение, которое сохранилось на всю неделю пребывания в этом месте можно описать словами из некогда широко известной детской песни: "Чистота, уют, покой, тишина, прохлада." Вот так оно собственно и было. Тихий свет белых стен коридоров:


Прикольные коллажики из одинаковых фотографий на стенах:


Какие-то трогательные приборы для ужина при свечах (при двух свечах, значит, ужин для двоих. Логика!)


Если на улице случался снег, или дождь, или другое ненастье, то мы могли бы завтракать тут (вездесущие стыдливые Венеры на Паросе показывают нам, что Фидий и Пракситель творили свои бессмертные творения именно из паросского мрамора. Вы что, не знаете, кто это такие? - не переживайте, я тоже не знаю, это на Паросе напели мне):


Но на Паросе ничего такого не бывает: снег, дождь. "Это фантастика, сынок". На Паросе бывает только солнце и море, много солнца, приятный ветер с моря, и потом солнце падает почти мгновенно за горизонт... И снова наступает завтрак. Поэтому мы завтракали обычно вот тут, на террасе, увитой розами:


Терраса заканчивается спуском в небольшой внутренний дворик, и вот фотография уже со стороны дворика:


Для тех, кто знает: это может и не розы вовсе. Но вы никому про это не рассказывайте, я не ботаник, вы не ботаник, давайте не будем козырять случайными познаниями из жизни сложноцветных. Вот лучше посмотрите - стол. За таким столом и завтракали.


Из этого рассказа вы можете решить, что мы только встречали рассвет, ели, ходили по коридорам гостинцы и спали. Нет! Мы еще ходили на море, и потом опять ели. Но про это - в следующем очерке.